”Чем более стихи являют собой поэзию, тем сложнее создать из них песню.
Поэтому песни чаще всего и пишут не на поэзию, а на ”слова”. Тем радостнее, что Борис в своем творчестве находит правильный подход к решению этой одной из главных задач ”игры в бисер”.
Красота звучания дуэта, конечно, ценное качество, но когда результатом сотворчества становится слышимый нами Диалог – это уже высший пилотаж! С чем я, как благодарный слушатель и поздравляю моих друзей."

Александр Мирзаян


О КОНЦЕРТАХ В ЗАРОФШАНЕ И НАВОИ (октябрь 2005 года)

    Однажды Галина Хомчик рассказала Михаилу Цитриняку, что после того, как они с Виктором Берковским попали в Киеве в авиакатастрофу, она летать побаивается. Поэтому перед взлётом,  обязательно выпивает немного коньяка. А поскольку в этот момент находились они с Михаилом в Шереметьево-2 и собирались лететь в Нью-Йорк, было решено не нарушать традицию. Позднее Цитриняк поведал Кинеру об этой новации.  А поскольку в этот момент находились они в Домодедово и собирались лететь в Ташкент, а оттуда в Зарафшан (концерты были в Зарафшане и Учкудуке), тут же было решено традицию перенять и развить. В смысле – продолжить в самолёте. Что и проделали, купив предварительно в Дьюти Фри трёхсотграммовую бутылочку коньяка. Год спустя они опять оказались в том же аэропорту на том же маршруте. Разве что концерт в Учкудуке заменил концерт в Навои. Традиция есть традиция. Вот только маленькой бутылочки в Дьюти Фри на этот раз не было. Кинер с Цитриняком и так летать не боятся, а после пол-литра коньяка вообще почувствовали, какую-то нечеловеческую отвагу. Спустя три с половиной часа приземлились путинские соколы в ташкентском аэропорту. А там уже ждал их Юрий Кукин. Толи Хомчик и ему рассказала о чудодейственном средстве, толи сам догадался, но состоянию дуэта соответствовал вполне. Самолёт на Заравшан улетал минут через сорок. То есть – времени было в обрез. Уже при подходе к стойке регистрации багажа некий задумчивый мужчина тихим голосом сообщил, что если не купить у него места - улететь не удастся. Барды, имевшие на руках билеты (правда, с открытой датой), с презрением   отвергли гнусное предложение спекулянта. А зря! В самолёт они не попали! Зато попали в другой самолёт. Тут надо сделать лирико-экономическое отступление.
  Зарафшан, это – золотоносный прииск. В начале там был ещё и уран, но быстро закончился. Зеравшанский комбинат, градообразующее предприятие даёт в казну Узбекистана 40% бюджета (45% - хлопок, на долю всей прочей промышленности приходятся остальные 15%)!!! За золотом летают чартерные (естественно) самолёты. Вот в такой самолёт их и посадили перепуганные организаторы, поскольку срыв вечернего концерта становился всё реальнее. Просидели они в этом самолёте целый час. Цитриняк даже позвонил организаторам: мол, всё нормально – сей час вылетаем… Да не тут то было! Не пожелал человек арендовавший самолёт, чтобы барды на нём летели. И выкинули пьющее золото России прямо в чисто взлётное поле! Короче - сорвался концерт… Тут приехал милый человек, оказавшийся министром сельского хозяйства, и отвёз страдальцев в симпатичную гостиницу, где те и заночевали. Ночёвка закончилась через четыре часа. Троицу решили отправить в Зарафшан через Бухару, а оттуда три часа на машине,  чтобы хоть на следующий день те дали два концерта. В общем, к часу ночи долетели-доехали. Всего четыре часа проведённых в гостинице в разных номерах не виделись в этот день с Юрием Кукиным Кинер с Цитриняком. Но не беда! Всю дорогу знаменитый бард в своей ненавязчивой, остроумной манере развлекал их подробным рассказом о том, что он делал и что чувствовал за время вынужденной разлуки. 
                                                                        

 Мастер Гриша.

._