” Мне очень импонирует сочетание страстности, мелодизма и актерской подачи, к счастью , не в ущерб искренности. Эти составляющие и создают образ дуэта, который расширяет наше представление об интонационных возможностях авторской песни.”
В. Мищук


"ОБ АВТОРСКОЙ ПЕСНЕ С НАДЕЖДОЙ"

«…Второй концерт, на котором мне хотелось бы остановиться, давали тоже  гастролеры из Москвы – Борис Кинер и Михаил Цитриняк. Они значительно моложе патриарха авторской песни и, предполагаю, менее известны широкой публике. До концерта в Израиле я слышал только несколько песен в их исполнении. Из авторских комментариев, которыми сопровождался концерт, я узнал, что у обоих гастролеров актерское образование, но в настоящее время исполнение песен с эстрады является их основной деятельностью и, что важней, основным заработком. Меня эта информация удивила и порадовала.
     Объективно говоря, ребята могли и не рассказывать о своем актерском образовании. Оно заметно невооруженным глазом. Несмотря на хорошие голоса, музыкальность, свои песни они прежде всего играют. Практически каждый номер представляет собой маленькую сценку, а весь концерт - полномасштабный музыкальный спектакль. Текстовая палитра песен Бориса и Михаила очень широка. Их стремление к актерскому перевоплощению позволяет создавать самые различные образы. Их исполнение очень самобытно. Когда артисты поют песни признанных корифеев жанра, они не копируют классическое звучание, а стараются донести до зрителя свое прочтение излюбленных текстов. В их интерпретации даже известная в исполнении Федора Ивановича Шаляпина «Дубинушка» выглядит свежо и современно. В поисках своего театра песни Борис Кинер и Михаил Цитриняк прошли большой путь, и хочется верить, что их работа принесет самим ребятам и их зрителям много радостей и успехов.
    Меня вдохновило сообщение о профессиональной востребовательности артистов, исполняющих авторскую песню. То есть я, безусловно, не сомневался, что жанр существует, но то, что он может «кормить» артистов, оказалось для меня откровением. Возникновение в России особого варианта шоу-бизнеса на месте привычных филармоний трагически сказалось на многих некогда популярных жанрах. Львиная доля средств вкладывается в разнообразную пошлятину, лишь бы она раскупалась и могла собирать стадионы. Даже талантливых певцов не миновала эта печальная участь. В погоне за кассой и популярностью некоторые из них окончательно потеряли лицо, их таланты остались достоянием прошлого. Цепкие «лапы» воротил шоу-бизнеса захватили средства массовой информации, и порой складывается впечатление, что в России осталось только два-три композитора, пяток поэтов-песенников, десяток эстрадных исполнителей. Бессмысленность и бесперспективность такой практики ясны даже неспециалисту. Стремительное обогащение на «раскрученных» артистах не может быть явлением долгим. Рынок предельно сужается, и даже тотальное оболванивание публики не приносит желаемого результата. В конце концов, даже зритель, принципиально настроенный на восприятие поп-культуры, прекращает посещать концерты. Что же говорить о зрителях с другими запросами? Складывается впечатление, что от культуры отлучены целые поколения.
      Творческая судьба наших гастролеров опровергает мои умозаключения и вселяет пока еще робкую, но все-таки надежду. Несмотря на все усилия ловких дельцов от искусства, творческие люди еще живы. Они востребованы, у них есть свой зритель, и недалек тот час, когда очередной чудовищный эксперимент с культурой провалится окончательно. Нам остается только ждать.»

Борис Слуцкий, «РИ»

«Культура и искусство» №44 (96), 10.11.1998
._