”Бывает, чем дольше знаешь человека, тем хуже для вас обоих. Но тут случай обратный – с Мишей Цитриняком я знаком лет эдак двадцать , чуть меньше с Борисом Кинером, а видеть их, слушать их песни – доставляет все большее удовольствие.”
Виктор Шендерович


«А НА СЦЕНЕ БЫЛО… СВЕТЛО!»

 

   А если бы на сцене было темно, все решили бы, что играет высокопрофессиональный джазовый оркестр. Но мы увидели, что там скромно стоят два интеллигентных мужчины с гитарами. Это они, только вдвоём, умудряются извлекать из двух гитар столько чарующих звуков и украшать их своими прекрасными голосами. Для нас пели Михаил  Цитриняк и Борис Кинер.  После концерта музыканты любезно согласились ответить на мои вопросики.

Скажите, пожалуйста…?

Пожалуйста…

Ой, спасибо, позвольте завершить вопрос… Учитывая, что ваш жанр достаточно радикальный, или я ошибаюсь?

Залу виднее, хитро улыбается Михаил.

Скажите, Борис, вопрос именно к Вам, как Вы докатились до такой жизни? Почему только этот жанр Вас стал удовлетворять?

Это произошло совершенно неосознанно, спонтанно.

Ну, как же всё это начиналось?

Дело в том, что мы актёры, Миша – ещё и режиссёр, это нельзя спрятать в песне. Проследите, как ни будь что, артисты всегда расцвечивают песню жанром, они поют иначе, нежели профессиональные вокалисты.

Когда артист начинает петь профессионально, это настораживает, но вместе с тем и привлекает внимание!

Я лично могу слышать только артистов. Когда Миронов пел, не пропевая некоторых нот, все вместе с ним пели. Наверное, это пела душа. А как поёт Петренко?!  Это гениально, потрясающе!  Он поёт украинские песни и русские одинаково прекрасно  именно потому, что он профессиональный актёр.

На кого ложится честь, в Вашем дуэте, писать музыку?

Все песни пишет Борис, быстро и гордо отвечает Миша.

Сначала появляется текст, а на него вы кладёте музыку, или музыка идёт впереди?

Когда как, говорит Борис, одно время я писал на текст постоянно. Теперь я сначала пишу музыку. В альбоме «Хризантема», состоящем из романсов написанных мной на стихи Иннокентия Анненского, на тему одного из них мы записали скрипичную импровизацию, а в финале виньетка – дуэт фагота с флейтой.

Вы пишите в уме или с инструментом?

Нет, без инструмента не могу. Или голосом, или на гитаре, на фортепьяно, или мандолине, я должен искать развитие появившейся мелодии. Одну песню в жизни я написал на свои стихи и больше не пишу. У меня нет такого дара.

Да и не надо, вы творите такую прекрасную музыку, аккумулируйте энергию для неё. Миша, что Вы скажете по этому поводу?

Годам к двадцати – двадцати двум мы обычно определяемся со своими способностями, творческое дарование имеет юный возраст.

Сколько стихов для ваших альбомов написали Вы?

Недавно, вместе с артистами московских театров, мы записали новогодний мюзикл «Фея кукол». Пьесу написал я, а музыку, как водится Боря. В альбом вошло 12 песен на мои стихи. На этом моя поэтическая карьера, я думаю, закончилась.

Скажите, а не бывало ли такого:  написал прекрасные стихи, срослось с музыкой, доволен… На утро просыпаешься, и оказываешься в шоке, а это уже было, у кого то! Вас не пугает, некоторая похожесть на другие произведения?

Это бывает, но крайне редко…,- задумчиво отвечает Михаил.

Наверное, страшно обидно, что твоё детище оказалось похоже на чьё то произведение?

Обычно бывает так, Боря показывает, какую то музыку, и я, как злой мальчик ворчу, что это до тебя уже написали. Боря отнекивается, этого я никогда и нигде не слышал, это моё! А я ему говорю: «Врёшь, слышал ты всё, только не признаёшься!» Проходит, какое то время и мелодия либо выбрасывается, либо видоизменяется до той степени, когда споры исчезают. Если это вопрос музыкального хода, то его можно изменить, если он не яркий, не ведущий тему.

Скажите, пожалуйста, а, сколько вы лет вместе?

Двадцать восемь лет, а вместе поём - семь с половиной. Мы ещё в институте вместе пели, но это не считается.

В различных прецедентах, спорных вопросах, кто из вас такой «веер» - «тихо, тихо успокойся, всё будет хорошо»?

Прецеденты иногда бывают, но «тихо-тихо» никто не говорит.

Это между вами, а если со стороны кто-то начинает раздражать.

В основном примиряю я, говорит Михаил. Может быть, я и пожестче в общении, но я всё же режиссёр, много лет проработал в театре и  привык к разным конфликтным ситуациям…

Уже миротворческая нота выработалась?

Даже если придушить надо кого-то… аккуратно.

Чтобы ещё раз потом можно было придушить с удовольствием…?

Если какие-то дурацкие реплики из зала, нужно сделать так, чтобы над человеком посмеялись, тогда он будет долго думать, открывать ли ему в следующий раз рот во время спектакля? Тут отвечать нужно быстро, остро и ни в коем случае не зло, а Борька начинает ерепениться, взрывается сразу. Я же - могу контролировать ситуацию.

Борис такой достойный, благостный, никогда бы не подумала… Что такое энергетика зала? Не могу поверить, что Вы её не чувствуете. Во время Вашего концерта мне было так уютно и тепло моей душе, что я глубоко убеждена, другие испытывали то же самое. Вы не могли этого не чувствовать!

Мы не физики, энергетикой не занимаемся, - говорит Михаил, - но, безусловно, есть некоторое настроение. Зал - как человек, во время концерта он для нас - одно целое. Хотя бывает, присутствует какое то инородное тело. Весь зал такой, а он совсем другой. Может быть, от него жена ушла и он пьян с горя, решил отвлечься на концерте от своих проблем, но они его не оставляют, вот он и вопит что-то с места. Зал бывает тяжелым, как человек, не в настроении. Наша задача поднять ему настроение, привести его в расслабленное, спокойное состояние, чтобы он был способен воспринять всё, что мы хотим ему преподнести. Зал бывает потрясающий. Сходу отвечает на наши подачи и акценты в песнях. Энергетика зала, это ответная реакция, она бывает тяжелая, она бывает радостная, с иным залом приятно работать, легко и весело, после него не устаёшь, а другому залу отдаёшь много сил, чтобы услышать и почувствовать ожидаемую реакцию. Вот мы были на вечере Окуджавы. Очень продолжительный вечер. Переполненный зал. Было душно, многие стояли. Но зал был открытый, желающий тебя слушать и адекватно реагировать. Как с человеком иногда беседуешь, так же и зал. Но человека иногда можно не вытащить из его настроения, а зал вытащишь обязательно.

Борь, а в Вашем ощущении присутствует такой образ зала?

Мы боимся, слова энергетика, знаете почему? Очень много злоупотребляют везде этим понятием. И часто слово энергетика подменяется словом труд, эмоциональность, способности, мысль и так далее. И особенно ежедневная работа, решение каждой песни. Нужно понять, как её выстроить музыкально. В попсе это просто, в роке вообще запросто, поорали, погудели, и всё выстроилось. В плохой попсе и плохом роке, конечно. Они сыграют одинаково и Окуджаву и Тютькина, споют всё одним голосом, и романс и частушку, а людей это прошибает потому, что это та самая энергетика, которая идёт от поющих, и люди её ждут, они для этого и пришли. Они запрограммированы на неё.

Люди идут туда заведомо за этим. А к вам идут, не зная, что вы им сегодня преподнесёте.

В этом смысл, говорит Миша, мы придумали жанр, который называем «АРТ-ЗОНГ». Борины песни или песни наших замечательных друзей, классиков авторской песни или советских композиторов, русские романсы или народные песни, песни на украинском, французском  языках, на идиш, иврите – все они входят в наш репертуар. И для нас они объединяются одним - нашим к ним подходом, попыткой каждый раз найти театральное решение. Отношение к песне, как к драматическому произведению – это и есть АРТ-ЗОНГ.  Вот искали, как спеть Окуджавского «Барабанщика», - пока не получается. Казалось бы, что там сложного, ну побарабань там…  а решения нет. Нельзя взять и просто спеть. Отложили решение, может позже найдём.

Не день Бэкхема, видать.

Но когда находится приём, он осеняет, как будто было темно-темно, и вдруг рассвело. Песню вынашиваешь постоянно, днём и ночью, пропеваешь, думаешь о ней. И однажды, за мытьём посуды, приходит правильный ход. Вот, например, с «Уголовной Родиной» Бережкова мы уже выступали, а потом многое переделали. Что-то пришло через зрителя, когда почувствовали как раз ту реакцию зала, о которой вы говорите.

Бывает такое, что номер сделан. Довольно близкое окружение, которое для вас авторитет, одобряет, но пришло личное неудовлетворение, которое не совпадает с их мнением. И вы решаете изменить произведение?

Да, бывает и такое.

Номер давно готов и вместо того, чтобы делать, что-то новое, вы шлифуете готовый номер?

Да.

Это показатель чего?

Это же наше, это часть нас, меняемся мы, меняется наше отношение к нашим произведениям.

Это доказывает то, что плохому и хорошему нет предела?!

У нас есть такой театральный цикл - Боря написал с Игорем Иртеньевым песни для спектакля «Татарин маленький» Пояркова  в пушкинском театре. Позднее они вошли и в наш репертуар. Мы их исполняем на концертах. В одной из песен присутствует короткий музыкальный проигрыш, но  в нашем исполнении это всего лишь две гитары, а не фонограмма оркестра, как в театре, и мы усиливаем его голосами.

А нет после таких моментов желания, привлечь кого-то третьего с инструментом?

Есть. И третьего, и четвёртого, и пятого, но…Пока справляемся вдвоём.

Что в себя вмещает понятие «авторская песня»?

Нет такого музыкального жанра, нет такого поэтического жанра, это движение, это клуб. В авторской песни есть все жанры. Виктор Луферов, Алик Мирзаян – это замечательный рок. Братья Мищуки, в самом лучшем смысле, поют популярные песни с прекрасными стихами, и я удивляюсь, как же наши звёзды не возьмут у них песни к себе в программу. Замечательные стихи Чичибабина,  Левитанского, Тарковского… У бардов есть гениальные песни.

А как вы находите стихи?

Как правило, случайно,- говорит Михаил. -Никто не может композитору навязать текст. Если это не работа на заказ, как было с тем же спектаклем или с несколькими телевизионными передачами, то  Боря подбирает тексты себе сам.

Очень малое количество поэтов существует, которые способны писать сами музыку, - добавляет Борис. - Таких поэтов единицы, которые могут написать музыку на определённый размер.

Когда появляется мелодия, Вы, Боря, предполагаете, о чём будет эта песня?

У меня был однажды интересный эпизод. Мы с Мишкой ещё учились в институте и вместе отдыхали, и там, на отдыхе, я написал музыку про море. Привёз эту музыку своему брату, и он написал стихи про море, нам обоим они не понравились, а потом он написал про горы, и получилась песня «Горный приют» - попал!

Но всё-таки вернёмся к энергетике зала, в чём её сила, Михаил, на Ваш взгляд?

Когда с тобой зал находится в диалоге, тогда легко работать, ты заводишься, вот это мы и назовём – хорошая энергетика зала. И бывает, что чем больше сил, души ты вкладываешь в зал, тем сильнее и ярче зал отвечает. И после удачного концерта ты даже не ощущаешь физической усталости,  ты бодрее, чем был до концерта. И зал заряжает, допингует, настраивает. Происходит сохранение энергии. Если реакция слабенькая, люди уставшие, или люди пришли на что-то другое, не то, что мы преподносим и от неожиданности реагируют не ярко. Это тяжелый зал, на него тратишь много сил. Такого не было, чтобы мы зал не раскачали, но выкладываешься полностью. Самое обидное, приходят люди уставшие, не настроенные, поёшь первые пять песен, разрываешь эту инерцию зала, потом зал откликается, но эти первые пять песен выжимают из тебя всё. Бывают такие трудные залы, слава Богу, не часто. Такие концерты стоят десяти.

У вас в основном сольные концерты? Или Вы с коллегами поддерживаете друг друга? И приглашаете поучаствовать в своём концерте, кого-то ещё?

Это скорее творческий вопрос, нежели вопрос дружеской поддержки. Мы участвуем, как в сольных концертах, так и в сборных.

Скажите несколько слов читателям, тем, которые знают вас лично и любят.

Дорогие мои коломенцы, - говорит Борис. - Я Вас тоже очень люблю.  Коломна это моя Родина, поэтому может быть кто-нибудь и прочтет эту областную газету. Привет всем моим одноклассникам, которые в прошлом году не собрались отметить тридцатилетие окончания школы. Может, быть, в тридцать три года мы всё же соберёмся…?

Ну, вот и спасибо.

Ну, вот и пожалуйста.          

 

                                                       

 

                                                                                                                                                                                                                                           

Марина Полякова, 12.04.2004
._