”Удивительное сочетание высокой поэзии с прекрасной музыкой. Эти песни заставляют остановиться и услышать звук собственной души сквозь шум суеты…”
Народная артистка России Светлана Крючкова


"АРТ-ЗОНГ - ИЗОБРЕТЕНИЕ «МАСТЕРА ГРИШИ»"

Бывает так, что театр начинается не с вешалки, а с порога московского кафе, куда зашли перекусить артисты. Сидя с ними за одним столом, невольно становишься частью какой-то маленькой пьесы. Вот, например, интерлюдия «О томатном супе». Действующие лица: Борис Кинер (богатырского телосложения, с окладистой бородой), Михаил Цитриняк (тоже  бородатый, с красивыми смоляными кудрями и каре-вишневыми глазами). Оба оживленно объясняют журналисту, что за экзотическое блюдо «арт-зонг дуэт», который они придумали.

Михаил. – В нашем репертуаре - Борины песни, написанные в разных музыкальных стилях, классические романсы, авторская песня, джазовые композиции, фольклор. Для нас жанр значения не имеет, как для слушателей. Ведь некоторые, особенно молодые люди, увлекаются каким-нибудь одним музыкальным направлением.
Борис. - При этом им кажется, что их любовь тем значительнее, чем больше они будут ненавидеть другие. На наш взгляд, это полная ерунда.
Михаил. – Нам нравится всё, где есть хорошая музыка …
Борис (подсказывает) – Где пахнет искусством.
Михаил. – Поэтому мы изобрели свой жанр и назвали его арт-зонг. Состоит из двух частей: «арт» - ну, это понятно, от слова «артиллерия»…
Борис реагирует веселым дробным смехом.
Михаил. – Еще можно его расшифровать как артистизм, искусство. А зонг…
Борис (перебивает). – Это сигнал, что мы с Мишей из театральной среды.
Михаил (невозмутимо продолжает). – Это песня - прямое обращение артиста к зрителю. Песня, которая, разрушая «четвёртую стену», поется в зал во время спектакля.

Входит официант, он принес для Михаила Цитриняка томатный суп.

Борис (кивает головой в сторону тарелки). – Я давно заметил одну интересную закономерность: люди, которые легко идут на пробу новых непривычных для них блюд, допустим, французский луковый суп, или томатный суп, или суши - такие люди с удовольствием воспринимают арт-зонг. Они открыты навстречу неизведанному. А недалекие личности не хотят делать шаг в сторону, открывать для себя что-то.
Михаил (с аппетитом уплетая томатный суп). – Это не именно про нас, а вообще обо всем.
Борис. – Те, которые только свое «болото» знают и хвалят, это не наша публика.
Михаил. – Для нас важно, чтобы человек любил то, что любим мы: музыку, поэзию и театр. Ведь наша песня не только авторская, но и актерская.

  О дуэте «Мастер Гриша» замечательно сказал Михаил Кочетков: «...Я люблю смотреть, как работают Кинер и Цитриняк, как они поют, танцуют и играют. Я этого делать не умею - мне уже хорошо - мои дружки заняли эту нишу, а не козлы, какие-нибудь». В 1995-м году он пригласил обоих Григорьевичей – Бориса и Михаила – на телепередачу «Гнездо глухаря». Эфир прошел буквально «на ура». Зрители звонили, просили спеть еще и еще. Потом была вторая передача, третья, четвёртая… Новорожденный дуэт стали узнавать на улице.

- Одна женщина поздоровалась со мной: «Ой, здравствуйте! А я думаю: он это или он. А потом вашего второго увидела, поняла, что вы», - смеясь, рассказывает Борис Кинер. – Дата рождения «Мастера Гриши» - 20 ноября 1996 года, когда  в московском Центре Авторской Песни прошел наш первый профессиональный концерт. Как считает наш друг Алик Мирзаян, бард состоялся тогда, когда у него за плечами сольное выступление.
- Но это еще не значило, что мы тогда сразу состоялись, - парирует Михаил. – Помню дикое напряжение. Мы долго шли к тому, чтобы кем-то стать в профессиональном смысле, забросили другие занятия. Все силы уходили на составление репертуара, изобретение ярких и интересных номеров, концерты и гастрольные поездки.

Свой юбилей «Мастер Гриша» отметил осенью минувшего года грандиозным концертом, в котором приняли участие не только виновники торжества, но и друзья и коллеги Кинера и Цитриняка по цеху авторской песни. На афише перечислялся огромный список гостей. Кстати, среди имен известных бардов упоминался и актер Дмитрий Харатьян.

- Ничего удивительного, Димка вообще очень хорошо поет, - объяснил Михаил.
- Сейчас готовится к выпуску новый альбом, - сказал Борис. - На нем мои песни будут петь разные исполнители: Олег Митяев, Лидия Чебоксарова, Галина Хомчик, Елена Фролова, «Редкая птица», Леонид Сергеев, Нателла Болтянская и другие. В их числе и Дима Харатьян с песней на стихи Владимира Соколова «Листья кружат пургой».

   Десять лет творческого сотрудничества Бориса Кинера и Михаила Цитриняка – это всего лишь надводная часть айсберга. Их связывает дружба, которой уже «стукнуло» тридцать лет. А прежде чем Григорьевичей объединила любовь к музыке, поэзии и театру, Борис, начиная с детства, сотрудничал со своим старшим братом: писал музыку на его стихи. Со временем их увлечения привели в КСП, братья стали вдвоем выступать. Кроме концертов участвовали они и в конкурсах авторской песни. Одной из «половин» семейного дуэта это было не по вкусу.

- Я очень не любил все эти конкурсы, фестивали, что тебя оценивают, что надо было занимать какие-то места, - рассказывает Борис. – И до сих пор не люблю. А вот мой старший братец везде меня тащил. И ему надо отдать должное, потому что мы с ним все время занимали призовые места.

В 1982 году Михаил Кинер уехал жить и работать во Францию, семейный дуэт распался. Но у Бориса Кинера был, что называется, запасной вариант. Параллельно существовало два дуэта: один «официальный», с братом Михаилом, а другой «неофициальный», институтский и компанейский - с однокурсником Михаилом. С Цитриняком они спелись в 1976 году в театральном училище имени Щукина при Вахтанговском театре. Бориса и Михаила часто приглашали петь в спектаклях, на вечерах, различных концертах. Они везде с удовольствием «пахали» в две гитары и в два голоса.

- Как началась ваша дружба с Михаилом? – интересуюсь у Бориса Григорьевича.
- - Наверное, сыграло то, что мы оба были немного старше, чем наши однокурсники, - ответил Борис.
- Мы были еще абитуриентами, когда познакомились, - подсказывает Михаил. – Собрались однажды у одного нашего товарища на дне рождении. Там была гитарка, или Борька ее принес, точно не помню. Я к тому времени тоже сочинял какие-то песенки. А когда услышал Борины, то перестал песни писать. Потому что понял: рядом человек, делающий это же дело, но на четыре головы выше. Мое дарование – любить талант других.
- На самом деле Мишка - выдающийся театральный режиссер, - отреагировал Борис. – Сейчас больше увлекается кино и телевидением. Люблю то, как Михаил ведет наши концерты. Он много импровизирует, остроумно шутит, придумывает смешные фразы и каламбуры. Самая первая Мишина фраза, которую потом тиражировали все: «Предупредительный выстрел в голову». Потом в «Комсомолке» даже был такой заголовок. В течение десяти лет арт-зонг дуэт «Мастер Гриша» буквально приучал к себе публику.
- Многие люди не принимали наше творчество, - продолжает Борис Кинер. - Есть такое понятие: «я что-то полюбил когда-то и ничего другого больше не полюблю». А чтобы услышать новую интонацию, новый смысл в известной композиции, нужно освободиться от прежних привязанностей.

   Трудясь на ниве арт-зонга, Григорьевичи записали и выпустили пять альбомов. Первый из них - «Судьба индейка». Помимо музыки и исполнения, он захватывает поэзией Михаила Кинера и Олега Чухонцева.

– Второй альбом «Хризантема» - наш любимый, - рассказывает Борис Григорьевич. - Мы записывали его два года. В него вошли четырнадцать романсов на стихи Иннокентия Анненского.
 - Я считаю, что именно этот альбом -  наше достижение со всех точек зрения, - подытожил Михаил. – Вот мы с Борькой помрем, а из всего нашего творчества именно «Хризантема» останется жить.
- Да, потому что мы много думали, чувствовали и долго сочиняли его, - согласился Борис. – Классикой нашего репертуара стал одноименный романс. Кое-кто из исполнителей даже выдавал «Хризантему» за собственное сочинение, посвящая его любимой девушке. Для меня это большая честь и радость. Как считает Цитриняк, если украли, значит, признали.

Следующим альбомом стали «Песни на бис». На этой пластинке - Визбор с Окуджавой вперемежку с народными перлами - «Чубчиком», «Дубинушкой», а также цыганским табором и стихами Некрасова. 
Между прочим, аранжировка «Дубинушки» родилась во Франции, где Борис Кинер прожил пять лет.

- Там я занимался музыкой, - рассказывает Борис. - Поначалу пел в ресторане. Эта работа научила меня многому. Я понимал, что кругом сидят иностранцы. Русскими народными песнями нужно было как-то удерживать их внимание.  В результате творческих поисков появились интересные аранжировки, в том числе и «Дубинушки».
 
Оригинальный творческий подход арт-зонг дуэта к чужим песням также можно оценить, прослушав их четвертый альбом «Мама, я хочу домой!». Дуэт исполнил песни Юрия Визбора.

- Лет семь назад нас впервые пригласили принять участие в концерте памяти Юрия Визбора, - рассказывает предысторию Борис Григорьевич. – С тех пор каждое 20-е июня, в день рождения Юрия Визбора мы поднимались на сцену концертного зала Россия или Кремлёвского Дворца съездов. И каждый раз через день-два после концерта мы записывали одну-две песни в студии. Таким образом, за семь лет мы подготовили десять композиций. Еще добавили в альбом пять «минусовок», чтобы слушатели могли сами попеть, как им нравится.

Слушая эту пластинку, хорошо гулять по зимней Москве, залитой солнцем, смотреть на сверкающий снег, высокое ясное небо, улыбаться прохожим. В исполнении Бориса Кинера и Михаила Цитриняка песни Юрия Визбора наполнены необыкновенным ощущением уюта и теплыми человеческими чувствами. 

- Мне как-то позвонил народный артист Украины Олег Школьник, и признался: «Слушаем с дочкой альбом «Мама, я хочу домой!» и плачем». А еще ему понравилось «театральное» решение песен. Было очень приятно, что профессионал это оценил, -  добавил Михаил.
- Когда-то вы хотели сделать «Барабанщика» Окуджавы…
- Да, и у нас не получилось, - ответили Григорьевичи. - Может, потом позже вернемся к ней. Для нас это страшная песня. Кленовые палочки, барабанщик – они означают кратковременность жизни. Ведь за каждым из нас в любой момент может прийти этот барабанщик. Неизвестно, что он олицетворяет: смерть, катастрофы, предательство любимого человека. Работая над «Барабанщиком», мы пока не смогли прорваться через те банальные наслоения смыслов, которые сопровождают эту песню. Трогает и удивляет слушателей некое оригинальное решение. Но оно не будет понято, если плохо реализовано. 
- Может, что-нибудь посоветуете молодым исполнителям?
- Первое, что надо сделать: понять стихотворение, - продолжил Борис Григорьевич. - Начинающие исполнители могут быть больше «продвинуты» в искусстве игры на гитаре, технике вокала, но у них ощущается недостаток понимания поэзии, к которой они обращаются. Есть распространенное мнение ленивых людей: «А я так понял». Беру на себя ответственность заявить, что так не бывает, стихотворение написано о чем-то. Бард обязан заниматься гитарой, но, все-таки, в первую очередь, он должен заниматься стихами, которые он поет.

Как ни хороши аудиоальбомы «Мастера Гриши», выступление арт-зонг дуэта все-таки лучше смотреть, чем слушать. Ради глаз публики выдумываются особенная подача песен, мимика и другие «фишки».

- Например, в двух песнях мы пляшем, - объясняет Михаил.  – А в песне «Этот город деревянный на реке» есть такой момент, когда звук на гитаре извлекается только при помощи левой руки. Это наполняет эмоции лирическим настроением, дает образ беззащитности, так как правая рука бессильно висит вдоль тела. 
Дуэтная работа Кинера и Цитриняка, это не только песенное творчество, но и театральное. Они вместе (музыка – Бориса, режиссура и текст – Михаила) создали спектакль «Ночь перед Рождеством» (стихи Аллы Боссарт и Игоря Иртеньева) и детский мюзикл «Фея кукол», ставший пятым альбомом «Мастера Гриши».
- Почему Нателла Болтянская назвала вас «почетными святыми»?
- Она, наверное, имела в виду то упорство, с которым мы столько лет в дуду свою дудим, - предположил Михаил Цитриняк.
- Мы принадлежим к ордену святых, которые занимаются искусством, - добавляет Борис Кинер. – Когда я жил во Франции, там была другая реальность, все время дергаешься, нервничаешь. И я себе выписал на большой лист бумаги фразу кого-то из классиков: «Делай свое дело и не думай о последствиях». Каждый день читал ее, сидя за завтраком. Дело надо делать, во-первых, свое, во-вторых, хорошо его делать, и, в-третьих, не думать о последствиях: миллион тебя придет слушать или три человека.
- Спасибо вам за беседу!

Ольга ФЕОФАНОВА.  

 

Ольга Феофанова. "Люди и песни", 15.02.2007
._