”Удивительное сочетание высокой поэзии с прекрасной музыкой. Эти песни заставляют остановиться и услышать звук собственной души сквозь шум суеты…”
Народная артистка России Светлана Крючкова


«МАСТЕР ГРИША»: 10 ЛЕТ СПУСТЯ

 

Дуэт Михаила Цитриняка и Бориса Кинера «Мастер Гриша» знают во всем мире.
На крупнейшем музыкальном фестивале в Мюнхене они даже пели в одном концерте с Майклом Джексоном. В этом году дуэт отмечает свой десятилетний юбилей, который пройдет 17 декабря в киноцентре «МИР» с вручением «Золотых Гриш», удивительно похожих на голливудского «Оскара».
Майкла Джексона решили не приглашать. На юбилей позвали только самых близких. Вручаться «Золотые Гриши» будут тем, кто сыграл важную роль в жизни дуэта, а выступят на юбилейном концерте Дмитрий Харатьян, Владимир Вишневский, Игорь Иртеньев, Нателла Болтянская, Леонид Сергеев, Вероника Долина, Александр Городницкий, Вадим Жук и другие замечательные актеры, поэты, певцы и музыканты.
На самом деле «Мастер Гриша» родился 30 лет назад, когда первокурсников Щукинского училища Мишу и Борю студент четвертого курса Гарик Черняховский пригласил выступить перед своим дипломным спектаклем. С тех самых пор они часто пели и на студенческих вечерах, и на любительских концертах. Но официально годом своего рождения считают 1996-й, когда решили заняться автоской песней профессионально и организовали первый сольный концерт. Михаил придумал интригующее название – арт-зонг дуэт «Мастер Гриша». Об этом и многом другом мы говорили накануне юбилея с «мастерами».

- Что же такое арт-зонг и почему «Мастер Гриша»?

Борис: Во-первых, это называние нашей любимой песни Булата Шалвовича Окуджавы. Второе – мы оба Григорьевичи. А арт-зонг Миша придумал потому что дуэт «Мастер Гриша» как-то куцевато звучит. Нас все время спрашивали: «В каком жанре вы работаете? Вы барды? Вы поете романсы, джаз или попсу?». Нам, как людям театральным, интересно все, мы к каждой песне подходим как к спектаклю. А зонги были в спектаклях у Брехта. Во время действия песня шла в зал от актера как монолог, как прямое обращение к зрителю, разрушающее «четвертую стену».
Михаил: Теперь театральные критики говорят со значением: «Арт-зонг? Да! Понятно». Никто же не может признаться, что не знает о существовании такого жанра.
На одном фестивале в Америке к нам подошли девушки из квартета с забавным названием «Пятый голос врет» (вроде квартет – это четверо, откуда взялся пятый голос, который врет?) и сказали: «Мы тоже поем в этом жанре». Так что можно сказать, что у нас уже есть последователи.

- После Щукинского училища и до 1996 года, пока вы не объединились в дуэт, чем каждый из вас занимался?

Михаил: Я получил второе образование, режиссера, и работал в разных театрах – на Малой Бронной, во МХАТе, Еромоловском театре, в конце 80-х у меня был свой театр-студия. В 90-м году меня избрали президентом Ассоциации театров-студий СССР, а в 93-м закончилось все. Государственных дотаций уже не было, в определенный момент просто нечем стало платить артистам. Потом вместе с Аллой Александровной Казанской (известная актриса Вахтанговского театра.- прим.ред.) мы выпустили просто звездный курс. У нас учились Амалия Мордвинова, Леша Кравченко, Маша Голубкина, Маша Аниканова, Оля Понизова, Гриша Сиятвинда. Параллельно я работал на телепередаче «Старая квартира». И пришел в дуэт прямо с этой программы.
Борис: Я года три-четыре пел вместе с братом Михаилом. Он писал стихи, я –музыку. Самая ценная и самая памятная награда для меня – это когда мы на I Московском фестивале авторской песни в 1980-м стали победителями – и как авторы, и как исполнители – и  получили еще приз зрительских симпатий. Потом я несколько лет жил и работал в Париже.

-Значит, своим первым, актерским, образованием вы ни разу не воспользовались?

Михаил: Получается так. Я теперь занимаюсь сериалами. Снимал «Не родись красивой», сейчас – «Все смешалось в доме…». Правда, опыт актерской работы у меня все-таки есть: я снимался в дипломном фильме у Тарковского «Каток и скрипка» (мне было тогда 6 лет) и в фильме Леонида Нечаева «Наполеон».
Борис: Считаю, что Михаил таким образом дал путевку в жизнь этим большим режиссерам, а то неизвестно, как бы у них судьба сложилась. А я играю сейчас в Центре Стаса Намина в спектакле «У перекрестка» - это детективная история, которую написал наш друг, юрист Михаил Барщевский.

-Как вы считаете, бард – это профессия или скорее образ жизни?

Борис: У кого-то теперь профессия. Сейчас в Институте современного искусства, где я преподаю режиссуру песни, на вокальном факультете есть отделение авторской песни. В этом году должен быть первый выпускник, у которого в дипломе будет написано: «Авторская песня, бард».
Михаил: Барды – это не музыкальный жанр, это клуб. Если вы член английского клуба, это не значит, что вы англичанин. Также и здесь. В клубе авторской песни вы найдете романс, рок – все что угодно, причем высочайшего уровня. Единственное, в чем будет отличие от профессионалов, - это отсутствие инструментов, полноценной аранжировки. Как правило, все инструменты заменяет гитара.

- Обычно в тандеме непременно кто-то лидирует. Как у вас распределились роли?

Михаил: Что касается режиссуры, последнее слово за мной. По поводу музыки последнее слово за Борей…

- Большая редкость, когда люди столько лет не просто дружат, а еще и работают вместе. Ведь наверняка возникают творческие разногласия. Как вам удается не ссориться?

Михаил: А нам не удается. Кто попадает к нам в гримерку на концертах и слышит, как мы ругаемся, думает, сейчас убьют друг друга или как минимум никогда больше разговаривать не будут. Но ничего.
Борис: А куда деваться-то с подводной лодки? С родственниками нельзя развестись. Я же не могу развестись с мамой, с братом… Думаю, что ничего нет дороже дружеского отношения.


Наталия ЖУРАВЛЁВА

ТВ-парк, №50 (658) декабрь 2006 г., 11.12.2006
._