”Чем более стихи являют собой поэзию, тем сложнее создать из них песню.
Поэтому песни чаще всего и пишут не на поэзию, а на ”слова”. Тем радостнее, что Борис в своем творчестве находит правильный подход к решению этой одной из главных задач ”игры в бисер”.
Красота звучания дуэта, конечно, ценное качество, но когда результатом сотворчества становится слышимый нами Диалог – это уже высший пилотаж! С чем я, как благодарный слушатель и поздравляю моих друзей."

Александр Мирзаян


ХУЛИГАНСТВО, ЧЕРТ ПОБЕРИ!

Хоть и весна на пороге, и Рождество уже давно отметили, а необъяснимые вещи продолжают происходить на наших глазах. И дело не в чёрте, похитившем луну с неба, и не в гоголевской мистике, и даже не в особенной жизни «запорожско-забайкальских» казаков, а во всём этом вместе взятом, воплощённом в яркой инсценировке московского режиссёра Михаила Цитриняка. 4 марта на премьере музыкальной комедии «Ночь перед Рождеством» в краевом театре драмы читинцы смогли за полтора часа вернуться в прошлое, а, может быть, и заглянуть в будущее.

Первое, что нужно сказать о новой комедии в постановке Цитриняка: подобного на читинской сцене ещё не было! «Ночь перед Рождеством» не похожа ни на один спектакль из репертуара нашего театра драмы - ни формой, ни подачей, ни подходом. Чита познакомилась с неповторимым стилем «театрального хулигана» Михаила Цитриняка. А похулиганил он на славу, да ещё и обстоятельства подтолкнули придумать уникальные ходы и сцены.

Спектакль - сплошная импровизация, безграничная свобода для актёрской игры и зрительской фантазии. Но рамки действия все же существуют, и актёры не выходят за них, демонстрируя подлинное мастерство. А самое интересное, что пересказать спектакль почти невозможно. Это всe равно что научить кого-нибудь танцевать, примерно описывая движения. Обычные правила тут не работают.

Трёхуровневый спектакль - то, на что сделал ставку режиссёр. Эта задумка делает комедию не просто интересной, но захватывающей, озорной и удивительно смешной. Хотя воплощение этой идеи не такое уж безупречное: иразыгрываются» казаки отнюдь не с первых сцен, превращая потенциально интересные моменты в сложно понимаемый пересказ и чересчур шумные дискуссии. Поэтому, прежде чем дождаться иронических комментариев «от лица» то ли метели, то ли казака, то ли спецэффекта (ввиду отсутствия в Диканьке специального оборудования, обходились подручными средствами для создания нужной атмосферы!), придётся некоторое время «мало чего понимать». Примерно в этот же отрывок спектакля вошло и несколько не самых удачных «находок», а потому общее впечатление никак не хочет быть однозначным - что-то мешает стать ему восторженным. Непривычность увиденного?

Особенность театров других городов - перед началом спектакля занавес не закрывает сцену (в данном случае совершенно пустую!). Хоть это и не такая уж новинка для Читы, тем не менее, несколько непривычно. Вообще, в этой комедии в большей степени сплелись все те моменты, которые уже встречаются в репертуаре забайкальцев. Действие начинается в зале, тем самым сразу вовлекая зрителей в фантастические красочные рождественские колядки, чем и является по своей сути всё представление. Дальше - больше: нет стены между залом и сценой - актёры, они же через несколько мгновений казаки и казачки - жители Диканьки, обращаются к пришедшим часто, игриво. На этом моменте и строится завязка спектакля - волшебную историю о чёрте в деревне рассказывают каждый год и потому в этот раз её повторят именно для «людей».

Быстро распределяются роли, подбирается «реквизит и декорации» - всё, что есть в хозяйстве и хоть отдалённо напоминает нужный предмет. И начинается игра. Озорство. Импровизация. Веселье! А где же гоголевский текст, спросите вы. В спектакле. Точнее, не совсем текст, а лишь пересказ истории про Вакулу, Оксану и чёрта. Это, скорее, можно назвать вариацией повести - сюжет сохранён, но к нему добавлено так много деталей, что за ними иногда бывает трудно разглядеть основную нить повествования. Тот, кто не читал оригинал, должен будет приложить максимум усилий, чтобы его «восстановить». Хотя, история, по замыслу режиссёра, давно всем известна и от зубов отскакивает, о чём прямо сообщается в самом начале комедии.

Спеша развеять опасения по поводу «повтора» постановки, с уверенностью можно сказать: такого спектакля нет больше нигде. И хотя инсценировка та же, что воплощалась на столичной сцене в 2006 году, ни о каком повторе речи быть не может. Дело не только в том, что Цитриняк всегда отталкивается от конкретного человека и коллектива, но и в том, что даже здесь, в Чите, ему удалось поставить практически два разных спектакля. В планы вмешался несчастный случай, приведший, как ни парадоксально, к счастливому исходу. Когда месяц назад Михаил Григорьевич приехал в столицу Забайкалья, чтобы приступить к работе, у актёров уже были готовы песни и начинались репетиции танцев. Сильный коллектив (в этом ещё раз убедились зрители) стал приятным сюрпризом для режиссёра. Работа закипела. До тех пор, пока исполнитель роли Вакулы Алексей Плетнёв не повредил на одной из репетиций ногу. Что делать? В этот момент решалась судьба спектакля. Сейчас все очень рады, что было решено травму художественно оправдать и актёра не менять. С этой минуты стала появляться абсолютно непредсказуемая, но очень забавная и ещё более смешная «Ночь перед Рождеством». Невероятное количество шуток, трюков и просто очень интересных моментов появилось именно от этого факта - постановка заиграла новыми красками, стала ещё живее. Эта авантюра, по словам Михаила Цитриняка, рискован и, тем не менее, удачная, существует только здесь - в Чите.

Спектакль, в момент написания не предполагавшийся как музыкальный, сейчас наполнен задорными, ритмичными песнями, которые сразу хочется петь. И запоминающимся, легко узнаваемым украинским говором, и знакомыми мелодиями, навевающими ассоциации, так необходимые для понимания действа. И минимумом декораций, передвигающихся, трансформирующихся и не создающих пустоты на сцене. Художник «Ночи перед Рождеством» Алёна Сидорина с Михаилом Цитриняком работает давно и остро чувствует его стиль, понимает его замыслы. И это касается не только совместных спектаклей, но и дуэта Михаила Цитриняка и Бориса Кинера «Мастер Гриша», для выступлений которого также необходимы декорации, реквизит, костюмы.

Такой спектакль, как «Ночь перед Рождеством», Чите был необходим. Всплеск эмоций и непривычность происходящего - новые яркие краски сделали нашу театральную жизнь ещё краше.

Ксения Раздобреева, «Читинское обозрение», № 11 (1076), 10.03.2010
._